Сагайдачный и восстановление православной иерархии

битваВосстановление православной иерархии было встречено польской и униатской властью с крайним возмущением. Патриарх Феофан был объявлен турецким шпионом. Двадцать второго марта 1621 Сигизмунд III подписал универсалы к власти Великого княжества Литовского с волнением переловить и отдать под суд посвященных Иерусалимским Патриархом епископов.

Однако воплощение в жизнь этих универсалов столкнулось с большими трудностями. Лев Сапега, канцлер Великого княжества Литовского, долго колебался, прежде чем поставить государственную печать на упомянутые универсалы. Свое промедление канцлер мотивировал перед королем опаской «поголовного возмущения и большого кровопролития, которое могут сделать в Польше и на Литве православные обыватели, особенно казаки, сила которых много значит».

Правда, и сам Сигизмунд III был вынужден изменить свое враждебное отношение к восстановленной православной иерархии учитывая грядущую войну с Османской империей, в которой ему, как никогда, требовалась помощь казаков. Это понимал и Сагайдачный и спокойно выжидал подходящее время для обращения к королю. Его не смущал даже тот факт, что к власти среди казаков снова пришло анархическое крыло, избравшим гетманом Бородавко.

Сагайдачний

Предположение Сагайдачного, что польскому правительству скоро понадобятся услуги казаков, оказались верными. Султан начал военные действия против Речи Посполитой. Гетман большой коронный С. Жолкевский прежнему непримиримый к казакам и мечтающий поймать Феофана, возвращавшегося из Украины, не желал идти ни на какие уступки, несмотря на предупреждения со стороны Сагайдачного. В результате Жолкевский был вынужден выступить против турок с небольшим польским войском и маленьким отрядом казаков.

Седьмого октября 1620 он был разбит в битве под Цецорой и погиб. В этой же битве был убит отец Богдана Хмельницкого, а сам будущий великий гетман попал в турецкий плен. Разгром польского войска и гибель прославленного полководца вызвали в Польше панику. Татарские загоны появились в Подолии, Галиции и Волыни. Крайняя ситуация вновь заставила короля обратиться к казакам. Сигизмунд обратился к патриарху Феофану (которого раньше называл шпионом и самозванцем) с просьбой повлиять на казаков, чтобы те помогли Польше. Он даже был готов назначить православного иерарха на пустую кафедру епископа Луцкого!

Удерживая казаков от участия в походе, Сагайдачный созвал 15 июня 1621 большой совет в урочище Сухая Дуброва. Туда направились Сагайдачный и Иов Борецкий в сопровождении трехсот священников и пятидесяти монахов. Совет длился три дня. Борецкий произнес пламенную речь о насилии и издевательствах, творимых польским правительством над верой и православным духовенством. Митрополит зачитал сообщение о погроме православных, оказанное униатами в Вильно. Речь вызвала огромное вдохновение со стороны казаков.

Они обещали защищать веру, не жалея жизни. Было решено направить Сагайдачного и епископа Курцевича (выпускника Падуанского университета) к королю, чтобы просить о признании прав духовенства, посвященного Феофаном.

Посланцы прибыли в Варшаву и на сейме заявили свои условия. Многие поляки, которые выступали на сейме, призвали решить религиозный вопрос, чтобы обеспечить военную поддержку казаков. Сагайдачный имел и личную встречу с королем. Кроме требования признать посвященных митрополита и епископов, он настаивал на распространении власти казацкого гетмана на всю Украину, на получении населением свободы вероисповедания и т. Д. Только когда Сигизмунд пообещал выполнить эти условия, Сагайдачный вернулся в Киев.

похід

Однако, не дождавшись Сагайдачного, казаки под начальством Бородавки выступили на войну. Головорезов-авантюристов не трогали духовные проблемы и задачи восстановления церковной иерархии. Перспектива большого военного похода под флагом короля притягивала их значительно больше. Это, безусловно, ослабило позицию Сагайдачного в переговорах с Сигизмундом. Не теряя времени, он сам выехал в армию.

Султан Осман II угрожал разграбить Краков, древнюю столицу польских королей, уничтожить католическую веру и растоптать лошадиными копытами их святых. Огромная армия султана состояла из ста пятидесяти тысяч турок (с учетом всех слуг эта цифра удваивалась) и нескольких десятков тысяч татар. Поляки смогли противопоставить этому только тридцать пять тысяч человек, поэтому участие казаков становилось решающим.

Официально возглавлял Хотинский поход король Владислав, которого казаки уже однажды спасли под Москвой. Его помощником был новый коронный гетман Карл Ходкевич, который заменил Жолкевского. Двадцать второго июля поляки перешли Днестр и расположились недалеко от Хотина. С Бородавкой пришло более сорока тысяч казаков (сорок одна тысяча пятьсот двадцать человек согласно реестру, который сохранился). Артиллерия состояла из двадцати двух орудий.

Когда Сагайдачный прибыл в польский лагерь, он обнаружил, что казаков там еще нет. Поляки встретили его с радостью, наградили подарками и отправили с двумя отрядами навстречу казакам. По дороге в лагерь Сагайдачный ошибочно принял турецкий лагерь за запорожский. С простреленной рукой, потеряв много крови, он чудом ушел от погони, спрятался в ближайшем лесу и уже ночью добрался до казацкого сословия.

Его прибытия сразу изменило расстановку сил. Сообщение о переговорах с королем, о полученных обещания сильно ослабили позицию Бородавки, против которого и без того росло недовольство.

Наконец 8 сентября Бородавка был арестован, а затем по приказу Сагайдачного казнен. Так Сагайдачный снова стал гетманом.

подготовил АНТОН ВОЛОШИН

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий