Олифер Голуб: гетман с корсунского Стеблёва

Оливер Голуб
Фамилия Олифера Голуба из темноты прошлого впервые всплывает в свете пожара — горящей пристани турецкого Стамбула, штурмом взятой казацкими чайками, которыми командовал будущий гетман. 1615 годом, когда это произошло, датировано первое письменное упоминание об этом славном рыцаре. Сколько лет ему было в то время — точно не известно, но не менее шестидесяти. И пыл еще имел юношеский, ум ясен, а руку с саблей — прочную, за что позже и гетманом станет, причем не один раз …

Булава из рук Петра Сагайдачного

Считается, что родился Олифер Голуб в городке Стеблёве (ныне Корсунского района Черкасской области). Точно известно, что он жил здесь, кроме того в Стеблёве проживало много его родственников и отец Остап, а сам Олифер часто в подписях в документах к своей фамилии Голуб добавлял еще и «Стебливец». Где учился и чем занимался до того, как попал на Сечь — тоже окутано таинственным мраком, но откуда знал латынь и был замечательным оратором и дипломатом. Доказательством того имеем писаное ним в 1620 году письмо персидскому шаху Аббасу Большом, письмо латыни, передан генеральному викарию Ордена доминиканцев в Армении Паоло Читтадини … В той дипломатической переписке речь шла о совместном участии в борьбе против Османской империи. Если тогдашним главой Украины был гетман Петр Сагайдачный, то ее фактическим «министром иностранных дел» — Олифер Голуб …

В однин апрельский день, в 1622 году, в дворе Братской школы в Киеве было необычно людно: больше, чем самих братьев, в этот день здесь было священников, а еще больше — чубатых казаков. Все прощались с великим воином, к ногам которого не раз падали турецкие, татарские знамена — с гетманом Петром Конашевичем-Сагайдачным. Это для его казаков столицы государств, перед которыми дрожала Европа, были не страшнее, чем дорожная пыль для ноздрей казацкого коня. Это его чубатые воины заставили хана Джанибек-Гирея бежать из столицы Крыма Бахчисарая, это они взяли штурмом столицу Османской империи — Стамбул, это они били перначами в ворота окруженного Московского Кремля. Перед гетманом, которого называли Сагайдаком, равно дрожали султан в Стамбуле, хан в Бахчисарае. Теперь же, после тяжелого ранения, полученного в Хотинской битве, Сагайдачного не стало — так и склонялись головы старшины и простого казачества. Но наряду с печалью имели в сердцах и отраду от того, что булава Сагайдачного перешла к его боевому побратиму Голубу-Стебливке. Едва ли не впервые в истории казачества умирающий гетман фактически передал по наследству власть вместе с булавой и своим главным поместьем в Конашевце. В то же время, просил перед смертью Олифера Голуба и митрополита Иова Борецкого заниматься своей осиротевшей семьей.

Прощание с Петром Сагайдачным перешло в восхваление нового гетмана — почти как у французов: «Король умер! Да здравствует король! » Олиферу Голубу по этому поводу ректор Киевской братской школы Кассиан Сакович даже стихи поздравительные сразу подарил …

Гений морских походов

Неписаное завещание Сагайдачного через месяц подтвердил Казачий круг, созванный в Кагарлыцких полях, на берегу реки Росава. Более 20 000 казаков подтвердили: быть Олефиру гетманом! С тех пор он имел еще одно псевдо — «Черняк», как избранный простыми казаками — «чернью». После того круга он вернулся в Киев на переговоры с митрополитом Борецким — планировать подготовку к заседанию Сейма в Варшаве, на котором спланировали требовать от короля соблюдения обещаний, данных им после Хотинской битвы — казацких привилегий и ослабление, а то и отмены униатского влияния. Те тайные переговоры казачества и православного духовенства пытается отслеживать Варшава — князь Збаражский пишет королеве «докладную», в которой с тревогой отмечает, что нового гетмана готова явно или тайно поддержать «вся Киевская земля и Белая Русь».

Параллельно с подготовкой к Сейма, Олифер Голуб укрепляет казацкое войско, развивает фортификационные сооружения Запорожской Сечи и казацкого монастыря в Трахтемирове под Каневом — в это время Трахтемиров снова становится убежищем для старых и искалеченных в боях казаков. Перед казаками вновь дрожит Малая Азия — французский посол сообщает своему королю, что хоть в Османской империи свирепствует чума, но появления казаков здесь боятся гораздо больше. Недаром боялись: тридцать казацких чаек отправляются в успешный боевой поход к турецкому побережью и возвращаются с добычей и славой …

1623 год, накануне заседания Сейма, в Варшаву отправилась «дипломатическая миссия» от казачества, которая обещала королю Сигизмунду и польскому Сейму «серьезные неприятности», если не будут учтены требования о реальных шагах к оказанию казачеству и православному духовенству максимальной автономии.

В конце концов, результатом заседания Сейма стало то, что … Голуб оставил гетманские полномочия. Почему так сделал — точно не известно, однако скорее всего — из-за измены и «договорняки» других участников переговоров, ведь Варшава так и не сделала казакам никаких уступок.

козаки

Почти год он был без булавы, которую получил от Сагайдачного, и уже в феврале 1624 казаки снова пожелали видеть гетманом Голуба. Летом того же года гетман договаривается с крымским ханом Шагин-Гиреем о поддержке последнего в его стремление выйти из-под протектората Османской империи. Когда же султан направляет против мятежного Крыма свой флот, около 80 казацких чаек входящих с Босфора и начинают громить турецкое побережье. Горят города Буюк-Дере, Стению, Ени-Киой, Фарос … Три дня казацкие чайки стояли и под Стамбулом, держа в страхе султанскую столицу. Даже польский король Сигизмунд был бессилен как-то повлиять на этот военный союз между украинскими казаками и крымскими татарами и жаловался на «казацкий произвол» в письме большом канцлеру Литвы Льву Сапези.

 До последнего вздоха — с саблей в руке …

В конце концов, польской шляхте интригами удалось разрушить сотрудничество казаков и татар, а осенью 1624-го в Украине для «усмирения» казаков, которые стремились к воле, отправилось большое польское войско во главе со Станиславом Конецпольским. 30 тысячам коронного войска противостояли двадцатитысячные объединенные отряды Марка Жмайла, Олифера Голуба и Михаила Дорошенко. В конце концов, бои завершились так называемыми Куруковскими соглашениями, в результате которых росло число казацкого реестроврого войска, однако казаки лишались возможности самостоятельного решения вопросов военных походов. Гетманом стал Михаил Дорошенко …

А как же наш земляк Олифер Голуб? Он остается популярным и уважаемым полковником. Казакам удается восстановить военный союз с Крымом и несмотря на все запреты Польши проводить самостоятельную политику, 1628 года Голуб отправляется в свой последний поход на Крым. Четырехтысячный казацкий отряд прибывает морем в Кафу (современной Феодосии), где в окружении турецкого войска визиря Кантемира находился хан Шагин-Гирей. В битве на реке Сангир казаки побеждают турок, однако в бою вместе с гетманом Михаилом Дорошенко погибает и бывший гетман, славный воин Олифер Голуб. Их с почестями похоронили в Кафе — очевидно, на греческом православном кладбище. Олиферу Голубу, который пал в бою, с саблей в руке, в то время было более 80 лет

В современном Стеблёве на Корсунщине чаще вспоминают о другом уроженце этого села — известного украинского писателя Ивана Нечуй-Левицкого. Все знают и Василия Авраменко — балетмейстера из Стеблёва, благодаря которому об украинский танец стал известным на весь мир. Авраменко эмигрировал из Украины в Канаду и создал мощные школы украинского танца в США, Аргентине, Бразилии, Австралии.

Фигуру и деяния славного гетмана Олифера Голуба, который жил и боролся за Украину почти полтысячи лет назад, еще предстоит тщательно изучить. Над этим активно работают ученые — в частности, Юрий Мицик на Черкащине и Александр Алферов в Киеве.

По всему миру исследователи собирают материалы о гетмане Голубе, которого называли еще и Стеблёвке, Черняком и даже на латинский манер — «Оливариус де Марконес», хотя так же загадка и до сих пор — что это «Марконес» означало — по мнению Александра Алферова, какой-то из имений, которые у Олифера Голуба-Стеблёвки было несколько.

Летом в 2015 году на греческом Афоне, в лесу на священной горе исследователь Сергей Шумило нашел заброшенный казацкий скит «Черный Выр», основанный 1747 одним из потомков гетмана Голуба — казацким бунчуковым другом Григорием Голубенко. К тому времени Афон поддерживал тесные контакты в том числе и с казацким монастырем в Трахтемирове под Каневом — тем самым, деятельность которого восстановил и поддерживал Олифер Голуб.

Цепочка искорок, которые тянутся через века, снова выхватил из мрака истории следует большого казацкого рода, которому нет переводу …

Андрій Кравець
Автор висловлює щиру вдячність Олександру Алфьорову та Юрію Мицику за їхні дослідницькі роботи, які лягли в основу цієї публікації

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий