Пётр Калнышевский. Путь от кошевого атамана до благочестивого старца

KalnyshevskyПётр Иванович Калнышевский был военным есаулом, затем судьей Войска Запорожского низового.

В 1762 году избран кошевым атаманом, но того же года после встречи в Москве с царицей Екатериной II отстранен от должности.

В январе 1765 года, вопреки царской воле старшина снова избрала его кошевым.

За отвагу в русско-турецкой войне 1768-1774 гг войско Запорожское получило благодарность от царицы. Кошевой атаман Пётр Калнышевский стал кавалером высшего ордена Российской империи — Андрея Первозванного, ему было присвоено военный чин генерал-лейтенанта.

Он отстаивал права Запорожья, для чего неоднократно ездил с депутациями в Петербург. Пытался усилить свою власть и ограничивал права старшин и казацкой рады. Заботился о распространении земледелия и торговли в запорожских степях. Известно, что Пётр Калнышевский находился в товарищеских отношениях с князем Потемкиным. В течение 1765-1766 гг. Кошевой атаман Калнышевский находился в Петербурге с делегацией старшин, среди которых был и военный есаул Пшимич Василий Андреевич (Писмич). Целью поездки было разграничение запорожских и слободских земель, также казаки подали ходатайство о возвращении запорожских земель.

Интригант-фаворит Екатерины II — князь Потемкин, выступил на заседании правительства с проектом ликвидации Запорожской Сечи 23 апреля 1775 года. 4 июня по одобренному плану стотысячное войско под командованием генерал-поручика Петра Текелия, возвращаясь с турецкой войны, обступило Сечь, воспользовавшись тем, что Войско Запорожское еще было на турецком фронте. Не имея сил защищаться, Калнышевский вынужден был сдать крепость без боя.

січ

3 августа 1775 Екатерина II издала манифест, которым объявила, «что нет теперь более Сечи Запорожской в политическом ея уродства». 6 пунктов длинного манифеста фактически сводятся к обвинению запорожцев в захвате и присвоении чужой собственности и попытке создать независимое управление.

Калнишевський

Вместе со старшиной Калнышевский был арестован и по предложению Потемкина пожизненно сослан в Соловецкий монастырь. 30 июля 1776 архимандрит Соловецкого монастыря Досифей отчитался о принятии «государственного преступника».

Соловецкий монастырь в XVIII в. стал местом заточения политических заключенных и религиозных диссидентов. А монастырская братия выполняла роль надзирателей и духовников арестантов. Подчиненный Святейшему Синоду, Соловецкий мужской монастырь пользовался широкой автономией и имел гарантии невмешательства со стороны государства. Архимандрит монастыря был полным хозяином Соловецкого архипелага, ему же подчинялась военная команда, которая обеспечивала охрану заключенных.

Яворницький

Известный историк-исследователь Дмитрий Яворницкий, пользуясь документами, найденными в Соловецком монастыре, попытался обозначить конкретные места пребывания Калнышевского в заключении. Общий вывод его был таким: «Калнишевского сидел не в Остроге и не в яме башни Корожней, где содержались самые тяжкие преступники, а в монастырской кельи, того самого дома, где жила и вся братия Монастырская, начиная с архимандрита и кончая простыми трудниками» (С. 6-7). Яворницкий отдельно отмечает, что последнего кошевого не могли держать в земляных ямах, хотя бы потому, что, как, например, в Корожней башне, ямы были замурованы еще в 1742 (С. 11). Собственно, это подтверждается и данными позднего исследователя Г. Г. Фруменков.

Запорожский атаман относился к «государственных преступников», а не к тем, кто совершил преступление против религии и морали. Более того, кошевого удерживали там как знатного узника. А это предполагало особые привилегии. Так, при архимандрите Герасима Ионине (1793-1796), был восстановлен старинный монастырский устав, по которому монахам запрещалось иметь собственность. Все монахи питались вместе в трапезной. Так как заключенные считались своеобразными послушниками, то устав распространялся и на них. Исключение составляли знатные узники которые могли иметь собственное имущество и даже питались наравне с высшим духовенством монастыря.

kalnys

Яворницкому удалось выяснить, что, находясь в заключении, Калнышевский имел вполне приличное содержание: «я увидел, что Калнишевского содержался много иначе, чем другие арестанты и колодники, Сидевшие в Соловецком заключении», получая по 1 рублю в день или 365 -366 рублей в год» (С. 10). , что в 40 раз больше, чем другим заключенным. Например, годовое содержание монаха — 9 рублей, простого заключенного от 10 до 30 рублей. Это позволило атаману нанять работников для ремонта каземата (келии) №15, Головленковской тюрьмы, расположенной в Архангельской башне, где сначала разместили запорожского узника.

Такие суммы позволяли этому знатному узнику иметь довольно значительные сбережения и за этот счет делать подарки очень ценных вещей монастырю.

В ходе 25-летнего пребывания на соловках кошевой не менее трех раз менял свое местонахождение.

Калнышевского охраняли 4 солдата с офицером, хотя в других политзаключенных было по 2 конвоира. Лишь трижды в год — на Пасху, Рождество и Преображения — его выводили из кельи для участия в Богослужении, для Святого Причастия и для обеда в трапезной.

Пётр Калнышевский еще в бытность кошевым атаманом проявил себя как очень религиозный человек. Всегда имел при себе греческих и южнорусских монахов, прислушивался к наставлениям духовных отцов с Афона и Иерусалима. Особенно отличился как ревностный строитель православных храмов и попечитель Киево-Межигорского монастыря; посылал щедрые подарки церкви Гроба Господня в Иерусалиме (потиры, дискосы, лжицы, звездицы — все из серебра с позолотой).

Об уважении Калнышевского в Соловецкой святой обители свидетельствуют и его богатые подарки монастырю. В 1794 году он пожертвовал Спасо-Преображенскому собору серебряный напрестольный крест весом более 30 фунтов а в конце жизни, в честь своего освобождения, купил Евангелие с серебром и позолотой весом более двух пудов и стоимостью 2435 рублей и подарил его монастырю.

Вел он себя смиренно и набожно, чем вызывал уважение у монашества, и до конца жизни сохранил ясный ум и память.

Указом нового императора Александра Павловича от 2 апреля 1801 года он был помилован по общей амнистии и получил право на свободный выбор места проживания.

В Соловецком заточении его религиозность еще больше усилилась и дала духовные плоды. В ответ на подаренную ему свободу Александром I в 1801. кошевой отвечает, что и «здесь оной (свободой) наслаждаюсь в полной мере». Судя по всему он достиг ту духовную свободу, которую стремится достичь каждый православный христианин.

Пётр Калнышевский просил оставить его в святой обители: «Остаток дней моих посвятить в служении Единому Богу в этом блаженном уединении, к которому через двадцатипятилетнее время моего здесь пребывания привык я абсолютно, в обители сей ожидать со спокойным духом конца моей жизни».

31 октября 1803, в мире с людьми и Богом, почил последний запорожский кошевой атаман. Об особом почитании братии монастыря Петра Кальнишевского свидетельствует тот факт, что его похоронили на почетном месте — южном дворе Спасо-Преображенского собора при Успенской церкви, рядом со знаменитым духовным и политическим деятелем периода Смутного времени преподобным Авраамием Палицыным и соловецким архимандритом Феодоритом. А в 1856 г.., По указу архимандрита, на могиле Калнышевского установлена плита с эпитафией и содержит краткое жизнеописание атамана.

Надгробие последнего кошевого атамана Запорожской сечи П.Кальнышевского в Соловецком монастыре.
«Здесь погребено тело в Бозе почившего кошевого бывшей некогда Запорожской грозной Сечи казаков атамана Петра Калнышевского, сосланного в сию обитель по Высочайшему повелению в 1776 году на смирение. Он в 1801 году по Высочайшему повелению снова был освобожден, но уже сам не пожелал оставить обитель, в коей обрел душевное спокойствие смиренного христианина, искренно познавшего свои вины. Скончался 1803 года, октября 31 дня, в субботу 112 лет от роду смертию благочестивою, доброю.»

Ікона Пресвятої покрови Божої матері 18 століття. Внизу в правому кутку зображен останній кошовий отаман Запорозької (Нової Січі) Петро Калнишевський.Икона Пресвятой Покровы Божьей матери 18 века. Внизу в правом углу изображен последний кошевой атаман Запорожской Сечи Петр Калнышевский.
козаки

Просьбу прославить в лике святых атамана Петра Калнышевского казачьи атаманы со своими духовниками УПЦ, выразили на встрече с Запорожским архиепископом Лукой (Коваленко), которая состоялась 31 августа в рамках заседания Совета атаманов Украины.

В свою очередь, архиепископ Запорожский и Мелитопольский Лука, как руководитель профильного Синодального отдела отметил, что сделан еще один шаг на пути укрепления украинского казачества. «Объединение станет необратимым, когда каждый казак осознает важность в его жизни веры православной», — добавил владыка.

Материалы по канонизации кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского, передано на рассмотрение Священного Синода Украинской православной Церкви.

заседание Комиссии по канонизации святых при Священном Синоде Украинской Православной Церкви.

 

 подготовив Василий Здубич

 

использованы материалы Дмитрия Яворницкого, Алексея Чаплина,директора Института общественных исследований Владислава Грибовского.
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий